Карлос Эдуарду: «Привык к холодам еще в Германии»